И что у нас в корзине? На 05.02.2021 в процессе

Нет, не пирожки. а вот что (по алфавиту):

  1. Абэ К. Женщина в Collapse )

    Корзина огромная, необъятная (см. аватарку), хватит места для всех любимых книг)) поэтому добавляйте, не стесняйтесь!
reading avatara
  • netdogg

6 книг о космосе, изданные за последние 6 лет

Переехав в Москву, я влился в ряды читающих в метро. В моем случае - пользующихся для этого экраном смартфона или электронной книги. И в этом формате всего лишь за несколько месяцев взяло да сложилось знакомство с несколькими изданиями (и переизданиями) на русском языке научно-популярных книг о космосе. И поскольку в лабиринтах моего сознания уже довольно много упрятанного на эту тему, осмелюсь попробовать вкратце поделиться краткими резюме по тому, что, быть может, кому-то увлекающемуся захочется почитать. Или расхочется.

"Теория всего" (С. Хокинг). Автора нет смысла представлять. Не нуждается в этом легенда, работавшая там же, где работал некогда Ньютон. Знакомый всем мало-мальски любящим тему космоса в науч-попе слог и подход к изложению. Читали хоть что-нибудь, написанное Стивеном? Понравилось? Значит, откроете и эту книгу с теплотой и удовлетворенной ностальгией.

"Астрофизика с космической скоростью" (Н.Д. Тайсон). Попытка менее, чем на сотне страниц быстро и понятно рассказать обо всем, что волнует умы совеременных исследователей космоса. С кратким изложением азов. Скажу, что выбранный автором темп оказался удачен. Без массы лирических отступлений одним большим лирическим и юмористическим (местами, частыми местами) повествованием о том, откуда пошла и куда пришла наша Вселенная, а вместе с ней и догоняющая ее в попытках понимания мысль научная. Хорошо подходит для тех, кто только начинает влюбляться в звездное небо. И неплохо для тех, кто уже по уши влюблен, неизлечим, и хочет еще, еще, еще. Даже если и так знает и азы и поболе.

"Структура реальности" (Д. Дойч). О паралельных мирах, дамы и господа. А еще больше, кажется, это философское и околофилософское, написанное человеком с подготовкой физика. Должен сказать, вспышки интереса довольно быстро угасли. Звездных фейерверков в книге не так много. Это книга для медленных размышлизмов в полутемных холлах, вдоль стен которых ряды книжных стеллажей. Грохот метрополитена постоянно выбрасывал меня из требующего качественной шумоизоляции мира от корки и до корки. Возможно, и автор чуточку больше необходимого позволил себе, когда использовал кажущийся рекламным подзаголовок для книги: "Наука параллельных вселенных". Оно вроде как и о том, но... много размышлений... и размышлений о размышлениях. На охотника до такого.

"Всего шесть чисел. Главные силы, формирующие Вселенную" (М. Рис). Едва ли не авторский провал, по-моему. Книга будет по зубам только тем, кто уже хорошо знаком с концептуальными идеями о константах астрофизических теорий. И будет такой аудитории скучна, осмелюсь сказать. Потому что если вы ставите перед собой цель получить с помощью данной работы объяснение того, что это, почему и как, увы, автор грешен: постоянно забывается, что его могут читать те, кому следует что-то все же объяснить понятнее и без скачков туда-сюда.

"Гиперпространство" (М. Каку). Вещь! Прекрасная вещь. То, что использовал в подзаголовке своей работы г-н Дойч (см. выше), взял и прекрасно, многосторонне, увлекательно, понятно на полутысяче страниц обрисовал физик Митио Каку. Однозначное "must read" для всех, кто хочет прочитать то, что еще не читал о теориях многомерного. Редко раскладываемая на много составляющих тема здесь получила обширное развитие. Еще раз говорю: "Must read", - ибо вероятнее всего вам еще не доводилось читать текст, который настолько подробно посвящен обозначенному предмету, при этом с умом изложенный (автор поддерживает понимание с азов и прекрасно ведет читателя к расширению границ своего познания).

"Голубая точка" (К. Саган). А это просто признание в любви Вселенной и стремлению человека к звездам. Хотите послушать того, кто разделяет ваши теплые чувства к холодному вакууму, Саган будет говорить с вами на одном языке.

Приятного чтения и полета мысли. Куда подальше. Непременно куда подальше!
reading avatara

"Послемрак" - Харуки Мураками

Зарисовки ночной романтики. Цвета - от темных до отдающих светлинкой. Из жизни преимущественно, но не всем своим существом засыпающего города. Неглубокое касание гладкой поверхностью камешка - и зеркальное залитое неоном вздрагивает, поводя волнами. Город. Бессонница. Все сложное изъясняется все проще. Не плохо, не хорошо. Быстро забудется, но искру чувств высечет. И искра пролетит свое до поверхности под ногами, оставаясь хоть и кратко, но собой.
reading avatara

"Машина пространства" - Кристофер Прист

Открытый благодаря "Опрокинутому миру" Кристофер Прист смотрел на меня из "Машины пространства", стоя на полке книжного магазина. Описание на обложке обещало своего рода tribute мастеру Уэллсу и десерт для всех обожателей прозы последнего. И обещание было выполнено. Прист создал великолепную картину с изображением иной сюжетной реки, изящно протекающей в тех же долинах, где зеленым ковром укрывают такое родное земное сюжеты "Машины времени" и "Войны миров" Герберта Уэллса. Реки, взглянув на воды которой, с теплом обернешься к разнотравью классика. И отправишься в повторное путешествие. Потому что этот старый добрый мир приключенческой фантастики пополнился достойным элементом пейзажа.
reading avatara
  • netdogg

"Конец детства" - Артур Кларк

Иногда я смотрю на воображаемую мысленно линию времени и задумчиво выстукиваю пальцами по столу. В ранние школьные годы одна советская книга со словами "представь, в 2000-м году человек ступит на Красную Планету... представь, что этим человеком можешь быть ты..." казалась способной угадать мое будущее. Если бы только захотел. Если бы только приложил усилия. Книга угадывала возможность и веру. Тогда казалось. Нынче же словно взяли и отодвинули - как зрителя - от восхитительной картинки. Успеется ли хотя бы свидетелем стать. Хотя бы чьих-то человеческих шагов. И вот за пару дней проглоченная книга сэра Артура Чарльза Кларка. И мысль. Это что-то сродни моим чувствам, стоит их расширить до иных границ: неба, усеянного звездами. И ты все понимаешь. Всю эту недоступность транснептунового счастья путешественника. По крайней мере для себя лично. Веришь больше в нее, нежели в возможности прогресса поколебать эту границу дозволенного. Сэр Артур, зачем Вы напомнили об этих чувствах? И одновременно: сэр Артур, спасибо за еще одну выразительную картину возможного, которая написана столь любящим звезды творцом!
reading avatara
  • netdogg

"Повесть о Ходже Насреддине" - Л. Соловьев

На что это похоже? На путешествие. Ощущения, хорошо знакомые тем, кто прошел хотя бы с полчаса по настоящим арабским рыночным площадям. И то не исключительно пространственное перемещение, но также перемещение будто бы во времени. Да еще по особым правилам, свойственным легендам и мифам. Прекрасно, как кажется, стилизованное силой авторского пера нездешнее экзотическое, получившее своеобразный "перевод" на русский литературный язык. Интересно почитать, когда тянет вдохнуть воздух, напоенный пряным, пригоревшим под солнцем, пестрым тканевым, шумным и словно бы нереальным и реальным одновременно.

Это не большая литература, рискну оценить. И все же это большой литературный успех. Мой читательский уважительный поклон.
reading avatara
  • netdogg

Одна из книжных дорог для начинающих "пушкинистов"

Моя любовь к литературе страдает от одного обстоятельства, мною же сконструированного: большую часть читательской жизни я крайне мало внимания уделял биографиям любимых авторов. Это сродни продолжительно существовавшей привычке проходить мимо предисловий и послесловий. И лишь в последние годы от вступительных слов - не оторвать, к фактам из жизни мастеров слова - тянет. Стала очевидна ценность контекста, понимание которого может принести колоссальную пользу для проникновения в мир читаемого.

Оказавшись в возрасте Пушкина и под влиянием впечатлений от путешествия в Псковскую область (Пушкиногорье), о котором начал недавно рассказывать на страницах этого блога, я обратился с просьбой к человеку посвященному: что мне почитать об Александре Сергеевиче, чтобы узнать о его жизни с азов и при этом вдохнуть не просто главы учебников, а атмосферу пушкинского бытия. И человек от литературной науки взял да привез мне три книги: "А.С. Пушкин. Очерк жизни и творчества" (С. Петров), "Пушкин в жизни" (В. Вересаев), "Разговоры Пушкина" (С. Гессен, Л. Модзалевский). И наказал прочесть строго в том порядке, в котором я привел названия этих работ.

И получилось замечательное путешествие в XIX век и мир, когда сияло "солнце русской поэзии". Книга С. Петрова старой советской закалки. Немного идеологизирована, но при этом хорошо и просто - как раз с азов - рассказала мне повесть о том, как поэт "родился, жил и...", с той дополнительной детализацией, которой не хватает кратким изложениям и переложениям. Не образцовый, не легендарный, но толковый и качественный учебник о жизни поэта для тех, кто стоит перед веером из указателей, куда идти начинающему "пушкинисту", и никак не отыщет рядом стойку с путеводителем. Следующим шедший В. Вересаев словно сказал: "Раз с фактографией более-менее ты теперь знаком, читатель, поговори-ка с современниками Александра Сергеевича на их языке!" - почти что так. Отличная подборка цитат. Люди, знавшие великого поэта, их слова о нем. И все это с соблюдением правила: дай высказаться и другу, и недругу. И заключительная книга, составленная С. Гессеном и Л. Модзалевским, попыталась донести до меня особенности разговорной (бытовой) речи самого Пушкина, его обыденные диалоги с людьми, его частые поговорки, его поведение в разных ситуациях.

Изумительный опыт знакомства с жизнью Пушкина. Кажется, я готов продолжать. Надеюсь, и для тебя, дорогой гость этой странички, какие-то из названий окажутся (или уже оказались) интересным событием в твоем читательском становлении. Очень надеюсь.

С добрыми,
Еще тот читатель по имени, что не упомянуто здесь:)

Нора Галь. Слово живое и мёртвое

В те далекие времена, когда еще не было лайфхаков и кромешной диджитализации, жила-была Collapse )

reading avatara
  • netdogg

"Поговорим об утрате. Тебе больно, и это нормально" - Меган Девайн

Единственная книга, начатая и завершенная мной как читателем в этом году. Настольная книга, как я назову ее. И ничего подобного не скажу ни об одном письменном труде, что держал в руках за всю жизнь. Книга на редкую для магазинных полок тему: о жизни после смерти близкого человека. Текст, который я и с закрытыми глазами не побоюсь дать в руки тому, кто переживает трагедию.
После потери отца в самом начале года у меня еще сохранялась некое равновесие благодаря адреналину: в единственном лице назначенный ответственным за жизнь страдающей двумя неизлечимыми заболеваниями мамы, заболеваниями на заключительных стадиях... Однако с приходом осени и потерей той, что дала мне жизнь, дни и недели стали наполняться совершенно иным воздухом, а равновесие смотрело на себя в зеркало и гадало, сколько ему еще осталось. С детского сада я неразлучен с книгами. Большая библиотека. Море прочитанного. Не представляющий себя без тома по вечерам в руках в 2020 году я не смог посвятить ни единого вечера хоть рассказу, хоть стихотворению, изданным на бумаге. И пока еще не могу. Лишь когда мне пришла в голову мысль поискать книги-путеводители по жуткой теме приспособления к миру без любимых людей. И я нашел их. И все как открывались, так тут же и закрывались. Буквально на этапе знакомства с описанием. Профессора, психиатры, высокомерные заголовки в содержании - все громко и интеллектуально берут вас и препарируют как обычную серую личность, которой нужно дать разряд тока некоторой силы, удовлетворившись механически видимым среднестатистическим результатом. Конечно, будь вы ненавидящим умершего, испытавшим встряску совестью, допустим, сработает эта напыщенная текстовая таблетка, успокоит, и после пары дней чтения вы будете спать сном младенца. Только уж больно похоже это на что-то с изъяном. И по поразительному совпадению именно в 2020 году в России издается переводной том "Поговорим об утрате. Тебе больно, и это нормально" Меган Девайн - психиатра по профессии, которая потеряла близкого человека и нашла себя на поприще помощи оказавшимся в ситуациях не менее ужасных утрат. Я заказываю книгу и с первых же страниц осознаю: рядом со мной союзник.
Именно слово "союзник" моя основная ассоциация с "Поговорим об утрате. Тебе больно, и это нормально". И этот союзник не учит вас благодарности за прошлое, не осыпает ваши раны притворяющейся медом солью, не говорит нелепости про необходимую для опустошенного человека бодрость и праздничность, не толкает и толкает вас продолжать жить и забыть или забыться поскорее. Это все не просто болезненно и вычищает вашу телефонную книгу, но и опасно, о чем могу сказать, зная примеры из судеб знакомых, которых сбивали с ног психические и нервные расстройства попрою даже годы спустя смерть родных. В "Поговорим об утрате. Тебе больно, и это нормально" слова иные: к вам относятся с добротой и просят вас самих относиться к себе с добротой. Вас поддержат знанием того, что каждый скорбящий скорбит неизмеримо и несопоставимо. Вас поддержат объяснением того, почему так нетактичны казалось бы самые близкие вам друзья. Вас поддержат практическими рекомендацими о том, что можно попробовать для того, чтобы выстоять, не закрывая глаза при виде реальности, не обманывая себя иллюзиями, осознавая глубины пропасти, одиночества, трагедии. Для вас найдется - еще раз употреблю это слово - союзник, который не наполнит ваш бокал синтетическим эликсиром забытья, но подогреет для вас чашку натурального человеческого тепла и участия. И не будет просто сокрушенно склонять голову. А будет помогать, помогать, помогать.